Фондовая компания

Операции с ценными бумагами
Торговля ценными бумагами (акции, облигации, векселя)
Хранение ценных бумаг, дематериализация акций.
Помощь в проведении собраний акционеров, в выборе КУА,
аудитора, оценщика, предоставим полный спектр услуг.
На главную
Карта сайта
Обратная связь
КАТАЛОГ УСЛУГ

ДЕМАТЕРИАЛИЗАЦИЯ выпуска акций

 

Дематериализация выпуска акций, как комплекс действий по переведению выпуска акций в бездокументарную форму, для украинских эмитентов является неизбежной процедурой в процессе приведения своей деятельности в соответствие с Законом Украины от 17.09.08 г. № 514-VI «Об акционерных обществах».

Срок на дематериализацию, отведенный Переходными положениями данного Закона, УЖЕ ИСТЕК.

Сама процедура дематериализации достаточно четко описана в Положении о порядке перевода выпуска именных акций документарной формы существования в бездокументарную форму существования, утвержденном решением ГКЦБФР от 30.06.2000 г. № 98 (далее - Положение № 98). Однако на практике мы столкнулись с тем, что не все описанное выглядит так гладко в реальной жизни. Поэтому попытались изложить рекомендации, выработанные на основе нашего опыта при сопровождении данной процедуры.

Соблюдение всех установленных Положением № 98 сроков является одним важнейших элементов успешности всего процесса, поскольку нарушение пусть даже одного из них в начале может стать угрозой для своевременного проведения дальнейших стадий, что впоследствии создаст массу дополнительных проблем для эмитента и его должностных лиц.

Важность данного утверждения лучше всего подтверждается примером из практики.

Согласно п. 2.3 данного Положения эмитент обязан определить дату прекращения ведения реестра, которая должна быть установлена не ранее чем за 45 календарных дней, но не позднее чем за 60 календарных дней с даты получения свидетельства о регистрации выпуска акций в бездокументарной форме.

На общем собрании акционеры АО определили, что датой прекращения ведения реестра акционеров является 46-ой день с даты получения нового свидетельства в территориальном управлении ГКЦБФР. Тем не менее, представитель эмитента по каким-то причинам не предоставил в территориальное управление ГКЦБФР в 30-дневный срок с даты принятия решения пакет документов, оформленных в соответствии с предъявляемыми к ним требованиями, или предоставил в пределах этого срока, но с нарушением содержания. В результате вся процедура приостановилась до получения «правильной» редакции документов. Из-за истечения необходимых сроков задержка в выдаче свидетельства о регистрации выпуска в бездокументарной форме вылилась в то, что реестр акционеров не был закрыт на дату, установленную общим собранием, а у акционеров возник конфликт с регистратором, который прекратил ведение реестра в срок, указанный в решении общего собрания. Хотя у него, по большому счету, не было оснований прекращать ведение реестра в срок, составляющий менее 45 дней с даты получения эмитентом свидетельства (копия нового свидетельства подается регистратору эмитентом в течение 5 рабочих дней с даты его получения вместе с запросом на составление реестра на дату закрытия такого реестра).

Из другого примера - несоблюдение срока публикации уведомления акционеров о собрании, на котором решается вопрос о дематериализации, повлекло за собой неприятное общение с территориальным управлением ГКЦБФР вплоть до отказа последнего в выдаче свидетельства и применения административных санкций за нарушение законодательства о ценных бумагах.

Наилучшим способом самоконтроля, а также контроля за деятельностью клиентов в этом направлении является разработка четкого календарного плана всего процесса, а также определение перечней документов, необходимых для предоставления на соответствующих этапах. При этом план действий следует разрабатывать уже сразу после принятия уполномоченным органом АО решения о созыве общего собрания - так будет больше времени для расчетов и согласований с участниками этого процесса. Кроме того, многие акционеры при подготовке к общему собранию захотят ознакомиться с проектами договоров с хранителем и депозитарным учреждением, а значит, контакты с потенциальным хранителем/депозитарием необходимо налаживать как можно раньше.

Далее при написании календарного плана нужно учитывать, что Положение № 98 в определенных случаях указывает сроки как в рабочих днях (например, обеспечение эмитентом получения реестродержателем копии глобального сертификата, заверенной депозитарием), так и в календарных (к примеру, определение даты прекращения ведения реестра от даты выдачи нового свидетельства в управлении ГКЦБФР).

Для эмитента это означает, что, несмотря на возможность установления в решении общего собрания даты прекращения ведения реестра в пределах определенного «плавающего» периода (от 45 до 60 дней от даты получения нового свидетельства), эту дату лучше определять на 58 - 59 день, чтобы иметь дополнительное время в запасе. В некоторых случаях это становится просто спасением - ведь специалист (зачастую - единственный) территориального управления ГКЦБФР тоже может быть в командировке, на больничном, конференции и т.д.

Как показала практика, просто неоценимым с точки зрения оптимизации времени является своевременное (до подачи документов) консультирование у специалистов соответствующего территориального управления ГКЦБФР относительно требований данного управления к редакции протокола общего собрания и содержания других документов (в частности, справок).

Уточним, что процедура замены собственно свидетельства о регистрации выпуска регулируется Положением о порядке замены свидетельства о регистрации выпуска акций в связи с изменением формы выпуска, утвержденным решением ГКЦБФР от 26.01.05 г. № 21 (далее - Положение № 21).

Интересно, но кроме требований к содержанию отдельных положений протокола, предусмотренных Положениями № 98 и № 21, специалисты управлений в разных регионах предъявляют разные требования к самой форме и содержанию протокола (ведь нет единого стандарта этого документа):

- одни требуют отдельного указания строки «Повестка дня» заглавными буквами, которая должна обязательно быть на первой странице протокола;

- другие - предоставить целиком протокол, а не извлечение из него (в итоге лучше заранее указать в календарном плане подачу целого протокола);

- третьи хотят, чтобы в разделе протокола о повестке дня вопрос о переведении в бездокументарную форму существования акций обязательно разделялся на отдельные вопросы – определение депозитария, хранителя, указание даты прекращения реестра, способа уведомления акционеров о принятом решении (т.е., по их мнению, нельзя в повестке дня протокола просто указать пункт «О переводе акций АО ХХХ с документарной формы существования в бездокументарную» без раскрытия его элементов, даже если далее в самом тексте протокола эти моменты отражены в отдельных подпунктах);

- еще одни требуют, чтобы результаты голосования по поводу дематериализации отмечались с указанием количества голосов «против» и «воздержались» (хотя в протоколах есть 100% согласие всех присутствующих с указанием количества их голосов);

- пятым необходимо подавать не справку об уведомлении акционеров о проведенном собрании и принятом решении о дематериализации акций, а справку об уведомлении всех акционеров о самом созыве общего собрания способом, предусмотренным уставом (а иногда даже обе) и т. п.

При этом несоблюдение указанных выше «законных требований» по «грозным» взглядам специалистов управлений может повлечь за собой задержку в рассмотрении документов, и даже отказ в замене свидетельства. Понятно, что в судебном порядке это можно довольно успешно обжаловать, но для юриста это зря потраченное ценное время, поэтому возникновение таких инцидентов лучше предупредить.

Отдельно стоит упомянуть достаточно специфическую проблему, с которой сталкиваются те эмитенты, которые утверждают новые редакции устава и внутренних положений, регистрируют их, и при этом одновременно начинают процесс дематериализации.

Суть вот в чем: когда произойдет регистрация устава у государственного регистратора, эмитенту потребуется замена печатей, штампов и т.д. со «старым» наименованием, в противном случае договорная и прочая работа попросту остановится. При этом как Положение № 98, так и Положение № 21, требуют подачи копий документов, заверенных печатью эмитента, для получения нового свидетельства.

Если эмитент до получения новой печати поспешил уничтожить «старую» после перерегистрации устава, то он не сможет подать заявление и прочие документы в территориальное управление ГКЦБФР на замену свидетельства о выпуске акций. Точнее, их примут, но в работу не возьмут, поскольку они не соответствуют форме. Основания при этом разные: копии заверены печатью АО с «другим» названием, поданное для замены свидетельство о регистрации выпуска акций в документарной форме выдано на «другое» юридическое лицо, последняя редакция устава тоже относится не к тому юридическому лицу, которое ранее регистрировало выпуск акций. И вся процедура останавливается до тех пор, пока эмитент не выполнит требования управления ГКЦБФР заменить «старое» свидетельство о регистрации выпуска на свидетельство с новым наименованием. И это происходит даже несмотря на то, что соответствующая процедура (обмен в связи с изменением наименования эмитента) на данный момент по-прежнему согласовывается в коридорах ГКЦБФР.

Для компаний, которые пытаются проводить эти процессы одновременно, также очень важно следить за тем, чтобы в уведомлениях акционерам и в печатных изданиях о проведении общего собрания, на котором будет принято решения о дематериализации, не было отличий в названии общества. В противном случае (например, когда в одном пункте опубликованной повестки дня говорится об утверждении устава ОАО «ХХХ» в новой редакции, а в другом - о дематериализации выпуска акций ПАО «ХХХ») придется, как минимум, долго пояснять специалисту территориального управления ГКЦБФР причины различий и убеждать в отсутствии каких-либо негативных последствий (хотя нам встречались случаи, когда от эмитентов требовали проведения новой публикации с «нормальным» текстом, или же дополнительной публикации о выявлении опечаток).

Очевидно, что для эмитента и обслуживающей его юридической компании такие ситуации могут повлечь за собой весьма неприятные последствия, связанные с вероятностью срыва сроков процесса дематериализации. Правда, сейчас появилась информация о том, что в ГКЦБФР пытаются решить эту проблему, чтобы можно было одновременно в «новом» свидетельстве указывать также «новое» наименование эмитента (ведь, очевидно, что проблема переименования эмитента в связи с требованиями закона носит, скорее, формальный характер, поскольку не проводится реорганизации эмитента, и его номер ЕГРПОУ не изменяется). Однако когда это произойдет - неизвестно.

Поэтому мы советуем нашим клиентам не начинать перерегистрацию уставов и внутренних документов общества до завершения процедуры дематериализации. Тем не менее, можно на одном общем собрании принять решение как о проведении дематериализации в соответствии с Положением № 98, так и об утверждении новой редакции устава и других документов. При этом срок вступления в силу этих документов и государственную регистрацию устава перенести на более поздний срок - к примеру, после депонирования глобального сертификата в депозитарии.

С практической точки зрения, - если готов пакет документов, то нет никаких временных ограничений относительно заключения договора с хранителем (а иногда - и депозитарием), за исключением того, что настоящие договоры должны быть заключены не позднее чем за 10 дней до даты прекращения ведения реестра. Иными словами, при наличии нормальных деловых отношений и пакета документов договоры с хранителем и депозитарием можно формально заключить уже после принятия решения общим собранием (без указания даты - ее нужно будет указать после даты получения нового свидетельства в ГКЦБФР).

В определенных случаях (если есть уверенность в том, что состав акционеров и количество их акций не изменится в период с даты принятия решения общим собранием и даты прекращения ведения реестра) хранитель может начать работу по открытию счетов в ценных бумагах на основании прежнего реестра акционеров, который подавался реестродержателем на дату проведения общего собрания. Понятно, что стороны всех настоящих договоров официально начнут их выполнять (хранитель, например, зачислит акции на открытые счета) уже после оформления других документов, которые требует законодательство.

Это позволит достичь того, что счета в ценных бумагах у хранителя будут готовы гораздо быстрее, хотя у хранителя есть 2 месяца на их создание с даты получения соответствующего распоряжения эмитента, но при большом количестве счетов, подлежащих открытию, даже этого срока может быть недостаточно. Таким образом, акционерам, при подготовке счетов заранее, с целью введения полноценного режима данных счетов можно будет обращаться к хранителю за осуществлением операций уже на следующий день после подачи эмитентом формального распоряжения о перечислении на их счета акций.

Далее эмитенту при выборе хранителя следовало бы отдавать предпочтение тому, у которого налажены коммуникации с депозитарием и который будет сопровождать выпуск акций. Это позволит упростить процедуру получения определенной информации и оформления документов в соответствии с требованиями депозитарного учреждения.

Приведем случай из практики. Один из эмитентов, успешно пройдя процедуру получения нового свидетельства, из-за отсутствия налаженного обмена информацией между хранителем и депозитарием (а также невысокого качества работы специалистов хранителя) столкнулся с проблемой заключения договора с депозитарием на обслуживание эмиссии.

Суть проблемы заключалась в следующем: депозитарий был совершенно не против заключить договор, но из-за того, что в составе акционеров эмитента имелось юридическое лицо-нерезидент, который владел более 50% его уставного капитала, для подписания договора эмитенту необходимо было предоставить так называемую «информацию о физических лицах», которые, в свою очередь, владеют более чем 50% уставного капитала этого нерезидента. А для получения такой информации необходимо время.

Напомним, что согласно п. 2.5 Положения № 98 этот договор следует заключить не позднее чем за 10 дней до даты прекращения ведения реестра.

В результате, когда эмитент получил такую информацию об указанных физических лицах, сроки, предусмотренные Положением № 98, прошли. Это вызвало «большой интерес» со стороны территориального управления ГКЦБФР – ведь нужно же наполнять Госбюджет при помощи административных штрафов.

Хотя всей этой ситуации можно было бы избежать, если бы эмитент в процессе подготовки календарного плана определился бы с составом документов и информации, необходимой потенциальному хранителю и депозитарию для фактического вступления в договорные отношения...

Кроме того, эмитенту следует заранее определиться со своим регистратором в части расчетов с ним в связи с передачей реестра и дальнейшим 5-летним хранением регистратором первичных документов (см. п. 3.6, 3.7 Положения № 98).

Здесь также приведем пример: один из регистраторов выдвинул эмитенту в качестве условия передачи реестра хранителю внести одноразовую плату до момента передачи реестра за услуги по хранению на 5 лет вперед (хотя в договорах с ним о такой «единой сумме» не было сказано ни слова). В процессе переговоров каждая из сторон стояла на своем, и только факт приближения даты прекращения ведения реестра, установленного решением общего собрания, заставил эмитента согласиться с условием регистратора. Разумеется, сумма получилась весьма существенной...

Наконец, хотелось бы призвать эмитентов к трезвой оценке сроков проведения дематериализации выпуска акций. Если эмитент находится в процессе приведения деятельности в соответствие с новым законодательством и только думает начать дематериализацию, - стоит поторопиться и не верить рекламным призывам о том, что ее можно пройти за месяц-два.

Почему? Математика проста:

- сначала нужно соблюсти 45-дневный срок для уведомления акционеров о проведении общего собрания;

- также не стоит рассчитывать на то, что территориальное управление ГКЦБФР выдаст новое свидетельство за 1 - 2 дня (вообще на это выделено 15 дней, и от этого максимального срока специалист управления вряд ли отступит);

- далее между датой получения нового свидетельства и датой прекращения ведения реестра должно пройти не менее 45 дней;

- потом реестр после даты прекращения его ведения передается хранителю в течение 5 рабочих дней и т.д.

Итак, по нашим подсчетам, процесс дематериализации в лучшем случае занимает приблизительно 4 - 5 месяцев (это с учетом того, что эмитент учтет все необходимые сроки «про запас» в пределах, установленных законодательством), начиная с даты принятия правлением АО решения о созыве общего собрания акционеров и открытия счетов хранителем с переведением на них надлежащих акционерам акций.

Если говорить объективно, то в ближайшее время с увеличением количества эмитентов, проходящих процедуру замены свидетельства о регистрации выпуска в процессе дематериализации, территориальным управлениям ГКЦБФР будет все сложнее справляться с потоком заявлений эмитентов (не говоря уже о депозитариях). А значит, будут увеличиваться сроки фактического получения свидетельств о регистрации выпуска акций в бездокументарной форме при увеличении количества отказов в выдаче свидетельства по формальным основаниям. Поэтому эмитенту следует инициировать процедуру дематериализации, причем как можно скорее!!!

Украина
Днепропетровск
(056) 371-59-32
FcLivadiya21@gmail.com
Операции с ценными бумагами Днепропетровск, покупка и продажа акций, покупка и продажа векселей, дематериализация акций в Днепропетровске, проведение собраний акционеров, хранение ценных бумаг, Компания по управлению активами,Днепропетровск